Круглый стол 9 июля: тезисы и презентации участников

IMG_0849

На этой неделе в очередной раз состоялся Круглый стол под эгидой Государственный службы геодезии, картографии и кадастра Украины, посвященный еще одному аспекту земельной реформы, а именно – зарубежному опыту: «История развития реформ и трансформаций на земельных рынках США, а также Германии, Франции и других европейских стран».

Такая актуальная тема собрала в зале заседаний целый ряд ведущих ученых аграрной сферы, в том числе:

  • господина Томаса Г. Джонсона, профессора, эксперта в области экономики сельского хозяйства и работы с общественностью, Директора аналитических и академических программ, представителя Института исследования политики в сельской местностей (RUPRI) Университета Колумбия, штат Миссури,

IMG_0726

а также

  • господина Хэнка Муна, Консультанта по управлению землями, представителя Агентства по вопросам предпринимательства Нидерландов.

IMG_0804

Во многом участие этих специалистов является заслугой проекта «Твиннинг» и USAID, которые активно способствуют сотрудничеству Госгеокадастра с зарубежными экспертами.

Итак, обсуждение было начато с выступления господина Джонсона на тему «Изменения в сельском хозяйстве США в течение последних шестидесяти лет» (презентация). Из самого названия выступления понятно, что эксперту пришлось очень кратко проанализировать огромный пласт уникального опыта и представить аудитории квинтэссенцию своих знаний, подкрепленных фактами. Много над чем стоит задуматься.

Например, есть такая тенденция: с уменьшением количества хозяйств увеличивается их размер. Распределение хозяйств, занимающихся растениеводством, происходит по их размерам. Средний размер хозяйства (общая площадь поделена на общее количество хозяйств) составляет 234 акра (94,7 гектаров). Половина всех хозяйств обрабатывает менее 45 акров (18 гектаров), а другая половина — более 18 гектаров. Половина всей площади обрабатывается хозяйствами, имеющими 1100 акров (445 гектаров), а другая половина — более 445 гектаров.

IMG_0733

Эксперт также поделился наглядной инфографикой по вопросам размера сельских хозяйств в Украине, сравнил их с размером животноводческих хозяйств в США (по разным типам выращиваемой скота), а также представил наглядную динамику производства продуктов животноводства и растениеводства в США в течение последних пяти десятилетий. Говоря о растениеводстве, господин Джонсон, прежде всего, предоставил статистику урожаев хлопка, кукурузы, сои, табака и, конечно, пшеницы.

Профессор поделился с присутствующими такими обобщениями:

  • средняя номинальная и реальная цена недвижимого имущества хозяйства выросла в США в течение 1970-2014 годов из 150 долларов с акр земли до 3000 долларов (с поправкой на инфляцию);
  • в период с 1967 по 2011 годы также изменилось соотношение между стоимостью сельскохозяйственной земли и арендной платой за нее — в сторону удешевления аренды;

IMG_0736

Детальным и поэтому особенно интересным для присутствующих стал обзор профиля аграрного сектора США, включавший следующие показатели (по состоянию на 2012 год):

  • количество хозяйств — 2200000;
  • количество полученных субсидий — $ 1195000;
  • средний доход хозяйства — отрицательный показатель, минус $ 6000;
  • средняя стоимость одного гектара земли — $ 7284;
  • средний доход фермерских земель в США — $ 53700 в год.

Сразу после окончания презентации господин Джонсон получил от присутствующих ряд вопросов, первым из которых был вопрос от модератора дискуссии Михаила Кухара: если бы можно было вернуться назад во времени и что угодно изменить в архитектуре аграрного рынка США, что бы это было (несмотря на то, что пока среднее американское домохозяйство платит 20 тысяч долларов налогов и получает 12 тысяч долларов дотаций в год)? Ведь очевидно, что сейчас вся рентабельность существует за счет дотаций, а средний доход является отрицательной величиной. Господин Кухар объяснил целесообразность своего вопроса: сегодня в Украине очень низкий уровень налогообложения аграрного бизнеса и фактически нулевой уровень дотаций, если сравнивать с Западной Европой или Соединенными Штатами.

IMG_0757

Итак, перефразируя вопрос, Михаил Кухар поинтересовался, посоветовал ли бы профессор Джонсон такую модель развития, когда весь аграрный сектор фактически будет убыточным и уровень его рентабельности будет зависеть от государственных дотаций?

Профессор Томас Г.Джонсон: если бы я мог вернуться назад во времени, зная при этом, какие изменения ожидают сельское хозяйство моего государства в течение следующих пятидесяти лет, я бы сказал, что именно высокий уровень субсидий сделал возможным появление такого количества малых хозяйств. К тому же, большие субсидии довольно ощутимо влияют на стоимость земли. Меньшие по размеру фермы, которые не получают значительных субсидий, часто имеют проблемы с выплатой налогов.

Что касается арендной платы, то она не сильно зависит от размера сельскохозяйственного предприятия, а скорее от качества почвы. Примерно 40% земли, принадлежащей малым землевладельцам, сдается в аренду.

Павел Коваль, независимый консультант в сфере экономики финансов и управления, заместитель директора Института экономики и менеджмента АПК Киевского Национального Экономического Университета, попросил американского эксперта охарактеризовать наиболее яркую тенденцию последних 10-15 лет в аграрном бизнесе по следующим экономическим параметрам: эффективность ферм, субсидии и налоги.

IMG_0859

Профессор Джонсон отметил, что производительность на одного работника в сельском хозяйстве очень высока — выше, чем в любом другом секторе американской экономики (за исключением некоторых новейших отраслей). Объем производства в сельском хозяйстве вырос во много раз в расчете на количество населения, а доля сельскохозяйственного производства уменьшилась от около 20% до менее чем 2% процентов. Это никоим образом не означает низкой эффективности, просто маржа этих предприятий является достаточно низкой. Проблема в том, что в сельской местности уменьшается количество населения и количество рабочих мест. Большая часть дохода, полученного от аренды и использования земли, выводится за пределы сельской местности, ведь владельцы участков преимущественно не проживают собственно в селе.

Томас Г. Джонсон: фермы часто не включают в налогооблагаемый доход те статьи, которые производители в других отраслях просто обязаны включать. Для них немного иначе исчисляется налоговая база.

Ольга Жовтоног, руководитель украинского-голландского проекта МАТРА, поинтересовалась, существуют ли в США какие-то ограничения на владение землей или аренду по площади (по количеству гектаров) — для украинского агрария это актуально, ведь у нас неоднократно были проекты законов, предусматривающие подобные ограничения.

IMG_0766

Профессор Джонсон: правительство США не устанавливает никаких ограничений на площадь арендованных земель и на арендные ставки — ни минимальных, ни максимальных показателей. Благодаря этому ситуация в секторе серьезно стабилизировалась, но в то же время увеличилась и концентрация сельскохозяйственных земель.

Глава Государственной службы геодезии, картографии и кадастра Максим Петрович Мартынюк, продолжая эту тему, спросил докладчика, кто чаще всего выступает арендодателем земель сельскохозяйственного назначения в США.

Профессор Джонсон: действительно, как я уже отмечал, примерно 40% земли в сельском хозяйстве сдается в аренду. В рамках одной семьи это часто происходит так: старшие члены семьи отходят от дел, младшие переезжают в город, а их землю часто берут в аренду соседи.

Вторая часть круглого стола была посвящена аграрному рынку Нидерландов, который, по словам Михаила Кухара, небезосновательно считается одним из самых «продвинутых» среди рынков Европы. С докладом на эту тему выступил господин Хэнк Мун, консультант по управлению землями, представитель Агентства по вопросам предпринимательства Нидерландов. Его презентация под названием «Мониторинг рынка земель в Нидерландах» вызвала новый ряд вопросов и еще один раунд оживленной дискуссии.

IMG_0786

Господин Мун перечислил такие принципы существования сельскохозяйственного рынка в Нидерландах:

  • продажа и покупка земельной собственности является естественным проявлением свободного договорного рынка, причем системы контроля рынке нет;
  • аренда земель базируется на основе Закона об аренде, чтобы обеспечить защиту правового статуса как арендатора, так и арендодателя;
  • право аренды регистрируется в Палате по вопросам аренды, а право собственности — в Кадастре;
  • арендные ставки довольно свободны (по сравнению с другими государствами).

Основными игроками на рынке земель в Нидерландах являются сельскохозяйственные предприниматели (около ¾ сельской территории), физические и юридические лица, осуществляющие продажу, покупку и сдачу в аренду, а также министерства, провинции и муниципалитеты (около ¼ сельской территории), которые занимаются дорогами, железными дорогами, водными путями, зданиями, озерами, природными объектами и объектами обороны.

О достаточно высокой мобильности земель в Нидерландах свидетельствует тот факт, что в год в среднем около 1% общей площади земель сельских территорий передается в собственность. Если между сторонами по делу купли-продажи земель возникают разногласия, то они, как правило, нанимают оценщика, чтобы тот предложил умеренную, адекватную рыночную цену, а потом идут к нотариусу (он же занимается регистрацией в Кадастре).

IMG_0857

В 2004 и 2007 целый ряд европейских стран присоединились к ЕС, и несколько из этих стран открыли свой рынок земель, не допуская на него иностранцев в течение первых 7 лет. В этот период, благодаря таким мерам, средняя цена продажи земли составляла 700-1000 евро за гектар. Примерно через 10 лет средняя цена продажи выросла до 2000-4000 евро за гектар, в зависимости от экономических перспектив, характерных для конкретного государства.

К 2015 году в Нидерландах действовала старая система мониторинга рынка земель, организованная Государственным земельным банком. Данные по всем транзакциям с сельскохозяйственными землями получал Кадастр, анализ данных осуществлялся негосударственными экспертами-оценщиками. Они определяли, происходит ли данная трансакция между членами одной семьи или просто двумя фермерами; является ли цена земельного участка умеренной; какие именно сельскохозяйственные земли продаются в данном случае, и еще целый ряд вопросов. Такие данные из Кадастра передавались для опубликования на правительственных и парламентских ресурсах и в СМИ. Другие стороны могли использовать и обнародовать эту информацию по своему усмотрению.

С января 2015 года все земли бывшего Государственного земельного банка переданы в собственность двенадцати провинций. Выделена особая категория земель, «предназначенных» для реализации согласованных публичных целей в интегрированных проектах по консолидации земель и развития природы. В Нидерландах сейчас существует двенадцать соответствующих провинциальных оборотных земельных фонде, которые решают, как хотят покупать земли — добровольно или иногда принудительно. До сих пор рассматривается вопрос, какую систему мониторинга земель целесообразно ввести или как изменить существующую.

Итак, как заметил в итоге эксперт, свободный рынок земель в Нидерландах работает удовлетворительно, однако нуждается в стимулировании операций продажи и аренды. Этого, по мнению господина Муна, можно достичь очень простыми процедурами по дебюрократизации процесса. Также желательно осуществлять мониторинг рынка продажи и аренды в рамках одной организации или учреждения.

Господина Максима Мартынюка доклады иностранных экспертов, по его собственным словам, натолкнули на мысль, что «можно бесконечно покупать и продавать землю, но она является одновременно и территориальным базисом для размещения производства, и собственно средством производства». Попытки получить добавленную стоимость от операций по купле-продаже земли выглядят смешно по сравнению с производительностью сельского производства в Нидерландах и в Украине. Параллельно с запуском рынка земли нам необходимо уделять внимание комплексному развитию сельских территорий в направлении повышения производительности труда и повышения себестоимости земли, которую мы хотим покупать и продавать.

IMG_0775

Господин Александр Муляр, представитель проекта USAID «Агроинвест», в контексте нового украинского закона о введении минимального срока аренды земли (семь лет) поинтересовался иностранным опытом таких ситуаций и возможными последствиями подобных решений.

IMG_0818

По мнению господина Муна, срок аренды в семь лет прекрасно вписывается в европейские стандарты, ведь в разных государствах ЕС минимальные сроки аренды различаются от 6 до 12 лет, и поэтому это адекватное постановление. Если же принять во внимание состояние земель (особенно с точки зрения ирригации), то можно предположить целесообразность также и длительного периода аренды — для большей эффективности использования земли. Сельское хозяйство — чрезвычайно разнообразный сектор, и устанавливать временную планку нужно, исходя из целого ряда характеристик земли.

Господин Александр Калиберда, заместитель руководителя проекта USAID «Агроинвест» сказал, что заметил определенное противоречие в докладе господина Хэнка Муна, и оно касалось вмешательства государства в рынок аренды. Господина Александра интересовало, почему эксперт считает государственный контроль в этой сфере полезным и целесообразным для Украины в то время, когда Нидерланды от этого отказались.

IMG_0834

В свою очередь, господин Мун уточнил, что не имел в виду обязательность государственного управления рынка аренды сельскохозяйственных земель, лишь отметил, что в период перехода от одной модели функционирования этого рынка к другой такой контроль можетдать интересные положительные результаты. Этот период достаточно длинный, чтобы осуществлять серьезные инвестиции.

Господин Мартынюк прокомментировал этот парадокс так:

Минимальный семилетний срок аренды земли дает возможность фермерам переориентироваться с одно- и двухлетних культур на выращивание более длительных по циклу урожайности растений. Таким образом, растениеводство развивается более интенсивно, снижается показатель экстенсивности использования почв. В Европе государство не вмешивается в определение сроков аренды, но зато осуществляет довольно жесткий контроль состояния почвы, а этот критерий косвенно связан с продолжительностью и характером использования земель. Ответственности за снижение плодородия почвы там избежать очень трудно. У нас же система контроля за использованием земель практически отсутствует, ведь то, что раньше делала Инспекция по делам сельского хозяйства, сейчас не делает никто.

IMG_0827

В обсуждении этого концептуального пункта приняли участие также другие присутствующие эксперты: Виталий Степанюк (Министерство аграрной политики и продовольствия Украины) и Юрий Патык (ассоциация «Украинский клуб аграрного бизнеса»), модератор дискуссии Михаил Кухар, заместитель руководителя проекта USAID «Агроинвест» Александр Калиберда и представитель проекта USAID «Агроинвест» Александр Муляр.

IMG_0855

Господин Александр Муляр, взяв слово, объяснил, почему за минимальный срок аренды был взят период именно в семь лет. Дело в том, что результат работы любого аграрного формирования с точки зрения хозяйства можно начинать справедливо оценивать только на четвертый-пятый год работы — этим и обусловлены хронологические стандарты арендных договоров в европейских государствах и США. В свою очередь, инвесторы, прежде чем вкладывать деньги в сельскохозяйственный проект, требуют информацию о том, на какой срок рассчитана экономическая деятельность на данном участке. С точки зрения плодородия почв, семилетний срок аренды — это оптимальное решение.

Отвечая на вопрос о структуре собственности в сельскохозяйственной сфере, профессор Джонсон подчеркнул, что американское правительство остается крупнейшим собственником земли в государстве — при том, что точные цифры пока назвать трудно. При этом иностранцам также разрешено участвовать в земельных торгах. Господин Хэнк Мун охарактеризовал ситуацию по этому вопросу в Нидерландах так: в собственности правительства находится очень низкий процент сельскохозяйственных земель. Земельные банки владеют в основном землями несельскохозяйственного назначения.

Согласно анонсу следующего заседания Круглого стола, участники дискуссии продолжат обсуждать опыт земельных рынков в Европе и пути внедрения наиболее удачных концепций в украинских реалиях.

IMG_0871

Сделать репост
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
    1
    Share